Борис Резник ушел из жизни. Но — не из журналистики…

О нем нельзя говорить "был". Вот почему это слово я беру в кавычки и больше употреблять его не буду.

…Борис Резник формально в штате "Комсомолки" не значился. Но очень многие из нас, журналистов "призыва" 1980-х — 1990-х — считали его своим.

И дело даже не в том, что он находился в "дальневосточном родстве" с доброй половиной нашей большой "комсомольской семьи", куда — вполне логично — входит и клуб сотрудников "Комсомольской правды" всех поколений.

Журналист Резник еще до перестройки второй половины 1980-х стал легендой Всесоюзного масштаба. На его острой публицистике (а критика у Бориса всегда являлась ну очень доказательной) учились, точно по "журналистским задачникам", коллеги не только старых "Известий". На Резника равнялись братья по перу и Хабаровского края, где этот необычный человек не то, что творил — "вулканировал"!.. Он фактически стал наставником (имелось когда-то такое очень важное советское слово) тысяч коллег из десятков газет и регионов страны.

Несмотря на, казалось бы, очень весомый профессиональный багаж и солидный вид, Борис всегда оставался простым и доступным человеком. Так уж складывалось, что даже молодые коллеги звали его только по имени. О том, что он — Борис Львович, я, например, впервые узнал в Кремле — так Резника представляли на высоком совещании, где обсуждалась судьба прессы.

Думаю, как раз вот эта простота — не показная, а та, что — от души, приветливая — очень помогла ему стать и неординарным политиком — депутатом Госдумы. У тех, кто с Борисом общался постоянно, порой складывалось ощущение, что кто-то все время пытается его оторвать от жизни, от действительности. Но это никому не удавалось… И Союзу журналистов России очень повезло, что именно такой человек занял должность одного из его руководителей.

Борис, нам очень будет не доставать вашей доброжелательной улыбки, профессиональных советов, политического чутья… Вашего примера настоящего служения Российской Журналистике!

Мне посчастливилось не только общаться с Борисом, в том числе и в неформальной обстановке, но и сделать несколько интервью с ним для "Комсомолки". Все они были на очень важные и кричащие темы. Вот строки из одной такой нашей беседы…

"В журналистов стрелять нельзя, — говорил Резник. — И международная конвенция есть на этот счет. Возникало много недоразумений у нас, когда проводились протестные акции — то один попал под горячую руку, то другой… Надо какие-то охранительные меры предпринимать… Да, я уже обратился к первому вице-премьеру Игорю Шувалову. Вроде как сейчас уже есть там реакция, судя по тому, что вдруг разом все заинтересовались этим делом. Минкомсвязи поручено внести предложения по этому поводу. Над этим просто надо поработать, посмотреть мировой опыт…"

Борис ушел из жизни. Но в журналистике имя Резника осталось. Думаю, надолго.

ИНТЕРВЬЮ

Борис Резник: «Прочитал в «Комсомолке» репортаж Дарьи Асламовой из Мали. И подумал — журналистов надо защищать»

Пишущей и снимающей братии скоро могут выдать форму для работы в горячих точках и на митингах. С таким предложением на днях обратился в правительство России депутат Госдумы Борис Резник. Мы позвонили автору идеи.

— Борис Львович, почему именно сейчас вы вдруг вы решили выступить с таким предложением?

— Эта идея возникла не теперь, она в принципе давно витала в воздухе. Потому что во всем мире принята униформа для таких случаев. Если мы посмотрим, как работают журналисты CNN, BBC, других крупных компаний и газет, — у них есть униформа, она единообразна. Это как бы такая визитная карточка. В журналистов стрелять нельзя. И международная конвенция есть на этот счет. Возникало много недоразумений у нас, когда проводились протестные акции — то один попал под горячую руку, то другой. Я вот тут читал вашу Дарью Асламову, как она была в Мали. И подумал о том, что она такая бесстрашная, но надо какие-то охранительные меры предпринимать (подробности)

Источник статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.